Логотип Медсоюз.jpg
Саморегулируемая организация

 



СОЮЗ МЕДИЦИНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ  «МЕДСОЮЗ»

Личный кабинет партнера
 

Потребительский экстремизм в медицине и как ему противостоять

21.05.2015

Потребительский экстремизм в медицине и как ему противостоять

Явление потребительского экстремизма в медицине на сегодняшний день приобретает все более широкий размах. Какие правовые нормы способствуют злоупотреблению пациентами своими правами и как противостоять этому явлению – рассмотрено в статье.

<...>Проблемы нормативно-правового регулирования в сфере оказания медицинских услуг как причина злоупотреблений со стороны пациентов

Одним из базовых законов, регулирующих оказание медицинских услуг в нашей стране, является Закон РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон № 2300-1).

Данный закон – один из немногих реально работающих в Российской Федерации и один из самых лояльных к потребителям в мире после законодательства США. Более того, его несомненным преимуществом в правоприменительной практике является его «долгожительство» в правовой системе России, позволившее выработать более-менее устойчивые подходы к пониманию терминов, текстов статей, судебную практику.

Главным минусом для сферы оказания медицинских услуг является общий характер норм об услугах, не учитывающих разницу между правовым регулированием услуги по мытью окон и услуги по ведению родов.

О существующей проблеме периодически говорят медицинские юристы: так, адвокат, д-р мед. наук, канд. юрид. Наук Тихомиров А.В. отмечает: «Специфика именно медицинской деятельности нигде никак в законодательстве не отражена, чтобы ее учитывала судебная правоприменительная практика.

Вот и применяет суд единую меру к обвесуобсчету потребителей в магазинах, ларьках и на рынках к отношениям врачевания». На практике обозначенная проблема проявляется следующим образом.

Согласно ст. 27 Закона № 2300-1 исполнитель обязан оказать услуги в срок, установленный правилами оказания отдельных видов услуг. Если правилами срок не предусмотрен, то он устанавливается в договоре с потребителем. Принятые в 2012 г. Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг не содержат примерных сроков оказания медицинских услуг, при этом подп. «д» п. 17 также оговаривает, что в договоре с пациентом должны быть указаны сроки оказания услуги.

Вместе с тем вопрос относительно конкретных сроков лечения, заданный пациентом врачу, будь то хирург, стоматолог, терапевт, как правило, вызывает оторопь у последнего, поскольку врач понимает, что конкретные четкие сроки оказания медицинской услуги назвать объективно невозможно.

Сроки оказания медицинских услуг часто зависят от времени обращения пациента к исполнителю (в медицинскую организацию), т. е. срок начала оказания услуги определяется индивидуально.

Вместе с тем любой человеческий организм является уникальной биологической системой, в которой все процессы протекают индивидуально, следовательно, предсказать реакцию организма на проведение различных медицинских вмешательств, скорость динамики выздоровления невозможно (общеизвестный факт, что реабилитация после травм у разных людей протекает по-разному – кому-то требуется больше времени, кому-то меньше).

Согласно Закону № 2300-1 в случае нарушения установленных сроков оказания услуги потребитель имеет право взыскать с исполнителя неустойку в размере 100% (!) стоимости оказанной услуги – проще говоря, несмотря на то, что исполнитель сделал все от него зависящее, чтобы достигнуть положительного эффекта и оправдать прогноз лечения, он должен вернуть потребителю стоимость этой услуги в качестве штрафной санкции за просрочку срока оказания услуги, т. е. поработать бесплатно.

При этом согласно ч. 5 ст. 27 Закона № 2300-1 исполнитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 3% цены оказания услуги<...>

С точки зрения автора, во избежание описанной ситуации в договорах на оказание медицинских услуг необходимо обозначать начало срока оказания услуги указанием на событие, которое неизбежно должно произойти (ч. 2 ст. 190 Гражданского кодекса РФ; далее – ГК РФ), – момент обращения пациента в медицинскую организацию – это как минимум защитит клинику от претензий со стороны Роспотребнадзора.

Дальнейшие сроки необходимо указывать ориентировочно, согласовывая их с пациентом под личную подпись последнего.

Еще один момент, связанный со сроками и потенциально «опасный» с точки зрения возможных злоупотреблений: согласно ст. 30 Закона № 2300-1недостатки, обнаруженные в выполненной работе (оказанной услуге), должны быть устранены в разумный срок, назначенный потребителем.

Ситуация может коснуться медицинских организаций, предоставляющих комплексные медицинские услуги, включающие как работы с определенным материальным результатом (пломба, протез – в стоматологии), так и услуги.

Во-первых, непонятно, почему речь идет не о согласовании сроков сторонами, а о назначении их потребителем – т. е. одной стороной договора. Несмотря на то что договор на оказание медицинских услуг является публичным по смыслу ст. 426 ГК РФ, к нему применяются, пусть и в ограниченном виде, общие принципы договорного регулирования, в т. ч. принципы равноправия сторон договора, свободы определения договорных условий.

Кроме того, применяемый термин «назначение», с точки зрения автора, не уместен в сфере оказания медицинских услуг. Каким образом потребитель, не обладая специальными знаниями о свойствах и характеристиках оказываемых услуг (Закон № 2300-1 признает это в ч. 4 ст. 12), может установить разумный срок для устранения недостатка оказанной медицинской услуги (работы)?

Для этого ему необходимо как минимум обладать медицинским образованием и некоторым опытом медицинской практики, поскольку разумность, как правило, есть результат глубоких знаний, отшлифованных ошибками.

Далее, спорным остается вопрос об определении качества оказанных медицинских услуг. На практике этот вопрос трансформируется в проблему: что признавать недостатком медицинской услуги и отступлением от качества, при каких условиях пациент имеет право предъявлять требования, предусмотренные ст. 29 Закона № 2300-1.

Согласно ст. 4 Закона № 2300-1 качество услуги должно определяться в договоре, при отсутствии условий о качестве услуги в договоре услуга должна соответствовать обычно предъявляемым требованиям. Есть мнение, что в сфере оказания медицинских услуг такими «обычными требованиями» являются стандарты медицинской помощи.

Вместе с тем принятые на сегодняшний день Минздравом России стандарты, во-первых, не охватывают всех нозологий (т. е. заболевания, в отношении которых отсутствуют официальные стандарты, например лечение адентии); во-вторых, не прошли регистрацию в Минюсте России, а потому не являются обязательными к применению на территории РФ; в-третьих, не являются алгоритмом оказания медицинской помощи, а служат, скорее, целям реализации программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи (определяют объем услуг, на которые установлен тариф); в-четвертых, устаревают быстрее, чем развивается медицинская наука, практика и технологии, в связи с чем перестают быть ориентиром качества оказания медицинской услуги.

Существующая неопределенность в этом важнейшем вопросе (по сути, это вопрос, за что платит пациент), безусловно, служит поводом для злоупотреблений со стороны потребителей. В данной ситуации автор рекомендует не связывать себя в договоре с пациентом обязательствами следовать жестким стандартам, а определить в тексте договора, во-первых, общие критерии качества (например, те, что предусмотрены в ст. 2 Федерального закона от 21.11.2011 № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»; далее – Закон № 323-ФЗ), во-вторых, внести в договор формулировку: «При оказании медицинских услуг Исполнитель в качестве рекомендательных алгоритмов медицинской помощи использует клинические рекомендации отраслевых медицинских сообществ, отраслевые медицинские протоколы, методические рекомендации, федеральные стандарты медицинской помощи либо внутренние стандарты Исполнителя. Вместе с тем в процессе оказания медицинских услуг стороны предусматривают возможность клинической свободы врача при отсутствии необоснованного медицинского риска для пациента».

Такая формулировка по крайней мере оставит возможность для доказывания в суде того факта, что действия специалиста имели четкие клинико-диагностические цели, были основаны на имеющемся в медицинской науке и практике опыте.

Еще одна норма Закона № 2300-1, способная привести к конфликту и злоупотреблениям со стороны пациентов, содержится в ч. 2 ст. 16.

В общем виде применительно к медицинским услугам смысл ее таков:запрещается обусловливать приобретение одних медицинских услуг обязательным приобретением иных медицинских услуг; убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор услуг, возмещаются исполнителем в полном объеме.

Пример: Пациентка обратилась в клинику косметологии и пластической хирургии с целью обследования у врача-гинеколога по поводу болей в области малого таза. На приеме у гинеколога ей была проведена кольпоскопия (по показаниям). Пациентка оплатила данную услугу, а затем предъявила претензию о возмещении стоимости навязанной услуги, ссылаясь на то, что она не давала на нее согласия и не понимает, с какой целью она проводилась. Юридической службой клиники был подготовлен ответ на претензию, который содержал ссылку на информированное согласие на диагностические гинекологические исследования, которое пациентки клиники подписывают при поступлении в нее (по аналогии с согласием на опрос, осмотр, пальпацию, перкуссию и пр. исследования согласно приказу Минздрава России от 20.12.2012 № 1177н), а также медицинскую карту, содержащую жалобы, анамнез, являющиеся основанием и показанием для проведения процедуры кольпоскопии. Благодаря наличию подписей пациентки в информированном согласии и медицинской карте конфликт был исчерпан на стадии ответа на претензию.

Такие ситуации на практике встречаются довольно часто. Корень проблемы в том, что пациент-потребитель не обладает в полной мере «свободой выбора услуг» в силу так называемой асимметрии информационных полей заказчика и исполнителя.

Иначе говоря, из-за отсутствия профессиональных знаний и опыта пациент не может самостоятельно сформулировать «заказ на медицинскую услугу» с тем, чтобы ее исполнение привело к результату – выздоровлению или как минимум улучшению состояния здоровья.

Осложняет ситуацию то, что врач не может взять на себя ответственность назначать лечение без полноценной диагностики. Во избежание негативных последствий в случае необходимости назначения пациенту каких-либо дополнительных исследований в целях постановки, уточнения диагноза рекомендуется, во-первых, урегулировать эту ситуацию в договоре с пациентом, указав, что пациент имеет право отказаться от дополнительных исследований, консультаций специалистов, но делает это под свою ответственность, понимая, что в этом случае медицинская организация имеет право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора в целях избежания причинения вреда здоровью пациента.

Во-вторых, следует обязательно предварительно согласовать с пациентом объем необходимых исследований, получить информированное добровольное согласие на их проведение в письменном виде и зафиксировать это в медицинской карте пациента.

Следующим важным нормативным актом, регулирующим оказание медицинских услуг, является постановление Правительства РФ от 04.10.2012 № 1006, утвердившее Правила предоставления медицинскими организациями платных медицинских услуг

©zdrav.ru


Возврат к списку